Sorry, this page is only in Russian

Сергей Онищенко

Сергей Онищенко

Когда у тебя с самим собой всё комфортно, то тебе комфортно везде

путешественник, музыкант и фотограф об автостопе и записи нового альбома

Ты считаешь Сахалин своей родиной?

Я вообще ничего не считаю своей родиной. Если так, по бумажкам, в паспорте стоит «Прага», хотя я даже не в Праге родился, но недалеко от неё. Мои родители жили под Прагой, и я родился там.

Но правильно ли я понимаю, что родился ты в Чехии, но всю жизнь жил в Харькове?

Да, первые три года своей жизни я прожил в Праге, а потом я всю жизнь жил в Харькове. Но я ещё ездил в Молдавию к бабушке и дедушке. Они сами из-под Киева, но их отправили туда. Поэтому не сильно много, но я ездил к ним. Но, в принципе, Харьков – город, где я закончил школу и институт.

У тебя нет понятия «Родина»?

Нет. Родина у меня – это Земля, планета. Вселенная, Солнечная система, третья планета от Солнца – этого достаточно вполне.

Ты занимаешься и музыкой и фотографией. Ты можешь выделить для себя что-то, что из этого главнее другого?

Основное сейчас, наверное, это музыка. Но мне безумно нравится и фотография. Я пытаюсь сублимировать то, что происходит со мной и внутри и снаружи, в музыку и в фотографию. Я недавно ещё снял видео в Папуа – Новой Гвинее. Это сейчас такие три штуки, которые представляют один проект.
Люди часто спрашивают: «Что ты увидел? Что ты узнал? Что с тобой приключилось? Расскажи интересную историю!» Я отвечаю: «Приходите на концерт, там всё будет!» Потому внешние штуки, которые случаются, – это не важно, а вот то, что случается внутри – это очень важно. Но то, что внутреннее ты не выскажешь так просто, потому что ты и сам не понимаешь, что там происходит. А внешнее рассказывать – мне кажется это так скучно! Говорить, что я поехал туда-то, видел то-то, сделал то-то. Не за этим я путешествую.
А вот эти музыка, видео и фото – это то, что сквозь меня проходит, это результат этих путешествий, этим мне очень радостно делиться с людьми. Вот ездишь, а потом хочется поделиться тем, что сквозь тебя прошло.

Это твоя цель, цель твоего путешествия?

Нет. Я не знаю цели своего путешествия. Мне это просто очень нравится. Просто так много факторов, которые нравятся – новые люди, новые места. На самом деле я такой лентяй, что если я сижу на одном месте, то я вообще ничего не делаю. Если я приеду домой и буду там сидеть долго, то я расплывусь. У меня мотивация падает, лень обволакивает. А в путешествии у тебя включается турбо режим, очень много чего можно сделать. Мне проще себя так мотивировать. Ты выгоняешь себя из зоны комфорта и у тебя активизируется какая-то штука внутри, потому что дома у тебя всё комфортно, тебя ничего не беспокоит. А если тебя ничего не беспокоит, зачем что-то делать? А когда ты в путешествии, у тебя много раздражающих факторов, и это тебя заводит. Со мной это так работает. Мне это очень помогает в плане развития, понимания себя и осознания того, что очень много интересных ситуаций происходит, которые никогда бы не произошли, если бы я сидел дома на одном месте. А в путешествии ты думаешь: «Нифига себе! Это я такой? Это я такое делаю? У меня такое есть?» И внутри себя ты дверцы открываешь – а там же целая куча шкафов, которые мы не знаем. И ты открываешь, и на тебя что-то вываливается. Это интересно – эти дверцы и шкафы находить в себе.

В каком месте ты дольше всего пробыл за время путешествия?

За время первого путешествия я на Сахалине очень много пробыл. Было очень здорово! Во втором, если страну брать – в Индонезии я провёл 5 месяцев и в Австралии я провёл 5 месяцев. Но я там тоже не жил на одном месте. Например, в Индонезии 3 месяца я жил на Бали, всё остальное время я передвигался. В Австралии почти два месяца прожил в Мельбурне.

Эти два месяца в Мельбурне ты жил в одном месте?

Нет. Я же такой бомж-бомж, который постоянно перемещается. Может, я и хотел бы там остановиться, но просто я живу с разными людьми по couch surfing в основном, поэтому чтобы сильно не смущать, вписываюсь на два-три дня, иногда на неделю. Чтобы личное пространство тех, кто меня приглашает, не сильно нарушалось. Все живут более-менее скромно, не в 25 комнатах – ты живёшь с ними в одной комнате. С одной стороны это утомляет, с другой – это такой стимул, чтобы больше людей узнать за счёт этих перемещений. Иногда это просто знакомство – познакомился и потом уехал, а иногда это превращается в дружбу, которая прям очень радует!

А что на счёт твоего личного пространства?

Вот это интересная штука. Его не хватает. Но я пришёл к тому, что если ты чего-то хочешь, ты найдёшь своё личное пространство. Ты живёшь всегда с кем-то, у тебя нет своей комнаты, но если ты очень хочешь играть на гитаре, ты посреди ночи встанешь и пойдёшь в лес или в парк, сядешь и будешь играть там. Если утром хочешь поделать зарядку и чтобы тебя никто не тревожил, всё равно идёшь в парк и делаешь зарядку. Личное пространство нужно мне для того, чтобы делать что-то с собой, чтобы сублимировать то, что накопилось в голове.

Как ты записывал альбом "Animal"?

В Индонезии, когда три месяца я жил на Бали, у меня появилось свободное пространство – один месяц я жил с ребятами, а потом переехал в бунгало у моря. У меня были песни, которые я хотел доделать. И я сидел там, их доделывал, и получилось в итоге записать три песни. Я встречал много музыкантов, просил их сыграть со мной, приглашал их в бунгало, они что-то наигрывали, я потом это сводил. А одну песню я отправил своему другу во Францию, он записал трубу, потом прислал мне файл. Я подумал: «Три песни есть – поеду дальше!»
Потом – в Новой Зеландии – я встретил одного парня, который работает на радио. Он сказал, что ему нравится, что я делаю, и пригласил в студию, где я записал ещё три песни. Эти три – это акустические песни, там просто я.
У меня было ещё две песни. Одна – коллаборация с парнем из Хабаровска, вторая – с ребятами из Украины. Я их тоже добавил, получилось 8 треков. В принципе – готовый альбом. И я подумал: «По-моему, пора запускать его!»
Я бы его немножко по-другому переделал, но вот он такой, какой он есть.

Кто рисовал обложку?

Это Оля Мельникова рисовала. Я с ней сначала путешествовал по Китаю, потом ещё немного по Азии. Она это рисовала даже не как обложку, а просто так. Её рисунки мне безумно нравились, я их использовал как постеры, а потом я понял, что хочу использовать как обложку.

Ты нашёл место, в котором тебе наиболее комфортно?

Да, это место внутри тебя находится. Когда у тебя с самим собой всё комфортно, то тебе комфортно везде. И мне сейчас прям безумно радостно! Я просто помню свою жизнь до этого, когда я сидел в Харькове и делал какие-то свадебные фотографии и ещё какие-то штуки, которые мне не очень нравились, я понимал, что я делаю это ради денег. А после Сахалина, когда проснулась музыка, я понял, что это моя мечта – делать то, что давно хотел делать, и не важно где – в Австралии, в Украине, в Японии – не важно! Ты просто делаешь, что тебе нравится, и лично меня от этого безумно прёт, не зависимо от того, какая географическая широта.

Сколько длилось твоё первое путешествие?

Надо посчитать. Месяцев восемь-девять.
Изначально у меня не было плана играть музыку, мне просто хотелось на Дальний восток, заехать в Китай к своему другу в Пекин. Но так получилось, что на Сахалине я застрял, но это было так круто, что я застрял! Там у меня украли паспорт, и пришлось ехать назад, домой. Но Сахалин стал такой отправной точкой для меня – для понимания, что я хочу делать музыку.
Я вернулся домой, восстановил документы и поехал опять. И второе путешествие длилось уже два с половиной года. Оно начиналось, кстати, с Москвы, с фестиваля МузЭнергоТур.

Ты в обоих своих путешествиях ты всё время передвигался автостопом?

Да. В Индонезии куча маленьких островов, и между ними я плавал на лодках, за которые я платил какие-то деньги, но это не так много. И в Китае на поездах иногда ездил – потому что иной раз просыпаешься и думаешь: «Я не хочу никуда ехать автостопом!» Я не такой принципиальный, чтобы кричать «автостоп и всё!» Если тебе комфортно, то ты едешь. Если тебе не комфортно или ты чувствуешь, что не хочешь, то не надо. Я встречал некоторых людей, которые говорили: «Только автостоп и всё!» Это классно – принципы иметь какие-то, но проще это всё отпустить и жить без принципов. Не совсем без принципов, но дать себе больше свободы. Ты себе какие-то правила ставишь, но ты же эти правила можешь нарушать! Я пришёл к тому, что вообще не стоит напрягаться. Если тебя что-то напрягает, ты это не делаешь. А если не напрягает – ты это делаешь тогда радостно.
Наш социум постоянно заставляет нас делать вещи, которые нам не нравятся, которые мы не любим. И говорят, что это правильно. «Если ты будешь делать то, что любишь, то не будет результата. А если будешь делать то, что не любишь – будет результат!» И это неправильно. Нужно делать то, что нравится в первую очередь. Либо какой-то маленький промежуток делать то, что не нравится, а потом идти делать то, что нравится.

Ты так и живёшь?

Я вообще за гедонизм, за радость и наслаждение. Но в разумных пределах.

Как ты получал новости в своих путешествиях?

Я не смотрел телевизор уже сто тысяч лет. Но ты всегда с кем-то общаешься и тебе что-то рассказывают. Но это не те новости, которые тебе по телевизору крутят, а другие. Мне кажется, новости не особо нужно получать – они сами к тебе придут. Я считаю, что каждый человек – это такой магнит. И если тебе что-то нужно знать, это к тебе само придёт. А если тебе не нужно знать, то это не придёт. А если ты что-то хочешь знать, то бери книгу и читай.
То, о чём я хотел узнать, я узнавал в интернете или спрашивал людей. Люди – это такие книги, ты их как будто читаешь. А то, что я не хотел знать, оно ко мне и не приходило.

Как часто ты связывался с родителями и что они говорили? Ведь как раз в то время, когда тебя не было на Украине, там произошла революция.

Мы много переписывались по электронной почте, и примерно раз в месяц связывались по скайпу.
Я не знаю, что там на Украине произошло. Я вернулся – на Украине всё то же самое. Я думал, что приеду, и там что-то поменялось, но я приехал – и всё то же самое. Все те же самые люди, все те же самые мечты, проблемы, заботы. Вот это не поменялось. А то, что поменялись какие-то верхушки – это вообще не важно, по-моему.

Или может так только в Харькове?

Я сейчас покатался по Украине, 25 городов я объездил и играл музыку – везде всё то же самое, вообще ничего не поменялось. Но это на самом деле здорово, я приехал и всё такое же, как и было. Я не интересуюсь политикой, и то, что там показывают по новостям, – это чьи-то игры, это как следить за тем, как кто-то в футбол играет. Тот же самый футбол, только вместо мяча там что-то другое буцают. Людей, наверное. И мне это не интересно.
Я звонил родителям и просто спрашивал, всё ли в порядке? Да, всё в порядке, отвечали мне. Если б было что-то не в порядке, они бы, конечно, сказали. Меня больше интересовали их внутренние переживания и состояния, чем какие-то там внешние.

Ты ведь не служил в армии?

Нет! Мне кажется, вообще не надо там быть. Мне удалось избежать армии. Я считаю, что если ты чего-то не хочешь, то ты этого просто не делаешь. У нас призывной возраст был до 25 лет. Я учился в институте до 22, и на последнем курсе сделал себе загран. паспорт. Я выпустился, мне стали приходить какие-то бумажки, которые я рвал на мелкие кусочки, и просто никуда не приходил. А потом поехал на Сахалин. Большинство людей уходит от армии, платит деньги, чтобы получить загран. паспорт. У меня уже был загран. паспорт. Я просто не приходил в военкомат, я уехал. На Сахалине у меня украли паспорт и когда я приехал назад, мне уже было 25. Я сказал «ну всё чуваки, вы меня не достали!» А сейчас призывной возраст подняли до 27, я снова приехал, а мне уже 28. Так что они 2 раза меня не достали!

Москва, December 12, 2015